Обобщение судебной практики рассмотрения Арбитражным судом в 2011 и 2012 годах дел поспорам, связанным с оспариваем сделок, совершенных обществами с ограниченной ответственностью, с признаками крупных сделок и сделок с заинтересованностью

                              
Обобщение судебной практики рассмотрения Арбитражным судом Саратовской области в 2011 и 2012 годах дел по спорам, связанным с оспариваем сделок, совершенных обществами с ограниченной ответственностью, с признаками крупных сделок и сделок с заинтересованностью. 
 
 
        В соответствии с планом работы Арбитражного суда Саратовской области на первое полугодие 2013 года проанализирована и обобщена практика рассмотрения Арбитражным судом Саратовской области дел по спорам, связанным с оспариваем сделок, совершенных обществами с ограниченной ответственностью, с признаками крупных сделок и сделок с заинтересованностью за 2011 и 2012 годы.
        Согласно статистическим данным всего за указанный период судом рассмотрено 367дел по корпоративным спорам: в 2011году – 230дел, в 2012году – 137дел, из которых 33 дела – об оспаривании сделок. В указанном периоде рассмотрено 18 дел по спорам, связанным с оспариваем сделок, совершенных обществами с ограниченной ответственностью, с признаками крупных сделок и сделок с заинтересованностью, в том числе, за 2011 год – 6 дел, за 2012 год – 12 дел, отменено (изменено) – 1 дело.
        Следует отметить, что в большинстве случаев довод об оспаривании сделок, совершенных обществами с ограниченной ответственностью, с признаками крупных сделок и сделок с заинтересованностью заявляется одновременно.
            В таком случае в соответствии с пунктом 8 статьи 46 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», если крупная сделка одновременно является сделкой, в совершении которой имеется заинтересованность, к порядку одобрения такой крупной сделки применяются положения статьи 45 настоящего Федерального закона, за исключением случая, если в совершении сделки заинтересованы все участники общества. В случае, если в совершении крупной сделки заинтересованы все участники общества, к порядку ее одобрения применяются положения настоящей статьи.
 
I. Признание сделки общества с ограниченной ответственностью, совершенной с заинтересованностью.
В процессе осуществления своей деятельности общество с ограниченной ответственностью совершает множество сделок. В отношении некоторых из них законодатель предусмотрел специальный порядок их совершения и одобрения. К таким сделкам, в частности, относятся сделки, в совершении которых имеется заинтересованность.
Федеральный закон от 08.02.1998 N14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (далее - Закон об обществах с ограниченной ответственностью) в п. 1 ст. 45 устанавливает, что сделки (в том числе заем, кредит, залог, поручительство), в совершении которых имеется заинтересованность члена совета директоров (наблюдательного совета) общества, лица, осуществляющего функции единоличного исполнительного органа общества, члена коллегиального исполнительного органа общества или заинтересованность участника общества, имеющего совместно с его аффилированными лицами двадцать и более процентов голосов от общего числа голосов участников общества, а также лица, имеющего право давать обществу обязательные для него указания, совершаются обществом в соответствии с положениями настоящей статьи.
На практике возникают споры относительно оснований признания сделки как совершенной с заинтересованностью. Подобные споры касаются следующих вопросов:
-определение момента заинтересованности лица в сделке Общества с ограниченной ответственностью;
-случаи признания сделок Обществ с ограниченной ответственностью, совершенными с заинтересованностью;
-сделки Обществ с ограниченной ответственностью, не признаваемые в качестве совершенных с заинтересованностью.
Согласно Закону об Обществах с ограниченной ответственностью сделка с признаками заинтересованности совершается по правилам ст. 45 данного Закона.
Следовательно, при заключении обществом любой сделки необходимо установить, имеются ли в ней признаки заинтересованности или нет. Перечень заинтересованных в совершении сделки лиц установлен ст. 45 Закона об Обществах с ограниченной ответственностью.
Лица, которые могут быть заинтересованы в совершении сделки
1. Члены совета директоров.
2. Лица, осуществляющие функции единоличного исполнительного органа общества.
3. Члены коллегиального исполнительного органа общества.
4.Участники общества, владеющие самостоятельно или совместно с аффилированными лицами 20 и более процентами голосов от общего числа голосов участников общества.
5. Лица, имеющие право давать обществу обязательные указания.
Согласно п. 2 ст. 45 Закона об Обществах с ограниченной ответственностью указанные лица обязаны сообщать обществу о наличии заинтересованности в совершении сделки.
Признаки заинтересованности
Сделка признается сделкой с заинтересованностью, если лица, которые могут быть заинтересованы, или их супруги, родители, дети, полнородные и неполнородные братья и сестры, усыновители и усыновленные и (или) их аффилированные лица:
1. Являются стороной сделки или выгодоприобретателями по сделке.
2. Владеют (каждый в отдельности или в совокупности) 20 и более процентами акций (долей, паев) юридического лица, являющегося стороной сделки.
3. Владеют (каждый в отдельности или в совокупности) 20 и более процентами акций (долей, паев) юридического лица, выступающего в интересах третьих лиц в их отношениях с обществом.
4. Занимают должности в органах управления юридического лица, являющегося стороной сделки или выступающего в интересах третьих лиц в их отношениях с обществом, а также в органах управления управляющей организации такого юридического лица.
Согласно п. 1 ст. 45 Закона об Обществах с ограниченной ответственностью иные признаки сделок с заинтересованностью могут быть определены уставом общества.
В соответствии с п. 3 ст. 45 Закона об Обществах с ограниченной ответственностью решение об одобрении сделки с заинтересованностью должно быть принято общим собранием участников общества, очередным или внеочередным. На практике вопрос одобрения такой сделки чаще выносится на рассмотрение в рамках внеочередного общего собрания.
Порядок принятия уполномоченными органами решения о проведении общего собрания участников Общества с ограниченной ответственностью по вопросу одобрения сделки с заинтересованностью
1. Если вопрос одобрения сделки с заинтересованностью планируется рассмотреть в рамках очередного общего собрания, то он должен быть включен в повестку дня очередного общего собрания.
2. Если вопрос одобрения сделки с заинтересованностью планируется рассмотреть в рамках внеочередного общего собрания, то орган, уполномоченный на подготовку, созыв и проведение общего собрания, должен принять решение о проведении внеочередного общего собрания по данному вопросу. Порядок принятия решения о проведении собрания соответствует порядку принятия уполномоченным органом решения о проведении внеочередного общего собрания.
В повестке дня общего собрания участников Обществ с ограниченной ответственностью должен быть поставлен вопрос об одобрении сделки с заинтересованностью.
В решении об одобрении должны быть указаны лица, являющиеся сторонами, выгодоприобретателями в сделке, цена, предмет сделки и иные ее существенные условия (п. 3 ст. 45 Закона об Обществах с ограниченной ответственностью).
1. Определение момента заинтересованности лица в сделке Обществ с ограниченной ответственностью.
В ст. 45 Закона об обществах с ограниченной ответственностью не определен момент, на который должно быть установлено наличие или отсутствие заинтересованности лица в совершении сделки. Определение такого момента необходимо для квалификации сделки как совершенной с заинтересованностью.
Отсутствие четкой законодательной регламентации этого вопроса потребовало разъяснений Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, которые и определили дальнейшее развитие судебной практики по данной проблеме.
В Информационном письме Президиума ВАС РФ от 13.03.2001 N 62 "Обзор практики разрешения споров, связанных с заключением хозяйственными обществами крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность" указано, что заинтересованность лица в совершении обществом с ограниченной ответственностью сделки определяется на момент ее совершения.
В судебной практике возникает большое количество споров, связанных с отнесением тех или иных лиц к заинтересованным в совершении Обществ с ограниченной ответственностью сделки:
1.Сделка признается совершенной с заинтересованностью, если функции единоличного исполнительного органа сторон по сделке осуществляет одно и то же лицо.
При этом некоторые суды отмечают, что наличие перечисленных в Законе об обществах с ограниченной ответственностью признаков заинтересованности в совершении сделки не зависит от того, совершается такая сделка от имени общества самим заинтересованным лицом или другими лицами.
Единоличный исполнительный орган общества может быть признан заинтересованным в совершении сделки, если он занимает должности в органах управления не только юридического лица - контрагента по сделке, но и в органах управления управляющей организации такого юридического лица.
2.Сделка признается совершенной с заинтересованностью, если лицо, осуществляющее функции единоличного исполнительного органа общества, владеет 20 и более процентами долей (акций) уставного капитала контрагента по сделке и осуществляет функции его единоличного исполнительного органа.
Дело №А57-21935/2011, в котором участник общества являлся единственным участником контрагента по сделке.
"...Участник общества с ограниченной ответственностью "Березовское" (далее - ООО "Березовское", Общество) Давыдов Петр Васильевич обратился в Арбитражный суд Саратовской области с исковым заявлением о признании недействительным договора уступки права (требования), заключенного между ООО "Березовское" и обществом с ограниченной ответственностью "Агро-Нива" 17.01.2011.
Как следует из материалов дела и установлено судами, 17.01.2011 между ООО "Березовское" и ООО "Агро-Нива" заключен договор уступки права (требования), согласно которому ООО "Березовское" (Цедент) уступило ООО "Агро-Нива" (Цессионарию) право (требование) по следующим договорам, заключенным между ООО "Березовское" и СПК СХА "Березовская":  по договору займа от 19.03.2010 N 1 долг в размере 109 000 руб.,  по договору займа от 26.04.2010 N 2 долг в размере 150 400 руб., - по договору займа от 28.05.2010 N 3 долг в размере 150 000 руб.,  по договору займа от 08.06.2010 N 4 долг в размере 105 000 руб., по договору займа от 11.06.2010 N 5 долг в размере 26 000 руб.,  по договору займа от 13.09.2010 N 6 долг в размере 105 000 руб., по договору займа N 7 от 15.09.2010 N 7 долг в размере 46 000 руб. Всего сумма уступленного долга составила 691 400 руб.
В этой связи судами было установлено, что на момент заключения договора Басов В.А. являлся единственным участником ООО "Агро-Нива" (100% долей общества) и одновременно являлся участником ООО "Березовское" (80% долей в уставном капитале), следовательно, договор уступки права (требования) от 17.01.2011 является сделкой с заинтересованностью.
Решением арбитражного суда от 19.03.2012г. заявленные исковые требования Давыдова П.В. удовлетворены в полном объеме.
Постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.05.202г. решение арбитражного суда от 19.03.2012г. оставлено без изменения.
Постановлением ФАС ПО от 16.10.2012г. решение арбитражного суда от 19.03.2012г., постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.05.202г. оставлены без изменения.
3.Сделка признается совершенной с заинтересованностью, если участник, владеющий 20 и более процентами долей уставного капитала общества, является супругом (супругой) лица, владеющего 20 и более процентами долей уставного капитала контрагента по сделке и осуществляющего функции его единоличного исполнительного органа.
Также Законом об Обществах с ограниченной ответственностью определены сделки, не признаваемые в качестве совершенных с заинтересованностью.
Статья 45 Закона об обществах с ограниченной ответственностью устанавливает критерии определения заинтересованности в совершении обществом сделки. При этом п. 6 ст. 45 указанного Закона предусматривает, что положения данной статьи не применяются:
- к обществам, состоящим из одного участника, который одновременно осуществляет функции единоличного исполнительного органа данного общества;
- к сделкам, в совершении которых заинтересованы все участники общества;
- к отношениям, возникающим при переходе к обществу доли или части доли в его уставном капитале в случаях, предусмотренных настоящим Федеральным законом;
- к отношениям, возникающим при переходе прав на имущество в процессе реорганизации общества, в том числе договорам о слиянии и договорам о присоединении;
- к сделкам, совершение которых обязательно для общества в соответствии с федеральными законами и (или) иными нормативными правовыми актами Российской Федерации и расчеты по которым производятся по фиксированным ценам и тарифам, установленным уполномоченными в области государственного регулирования цен и тарифов органами.
Однако на практике возникают споры о том, может ли сделка не признаваться совершенной с заинтересованностью, если она не подпадает под изъятия, установленные п. 6 ст. 45 Закона об обществах с ограниченной ответственностью.
В законе «Об обществах с ограниченной ответственностью», п. 6.1 ст. 45 законодатель определил, что лицо признается аффилированным в соответствии с требованиями законодательства Российской Федерации. Понятие "аффилированное лицо" раскрыто в статье 4 Закона Закон РСФСР от 22.03.1991 N948-1
(ред. от 26.07.2006) "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках". Такими лицами являются физические и юридические лица, способные оказывать влияние на деятельность юридических и (или) физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность. Также в названной статье содержится перечень аффилированных лиц юридического лица и перечень аффилированных лиц физического лица, осуществляющего предпринимательскую деятельность.
В ходе осуществления предпринимательской деятельности Обществ с ограниченной ответственностью может быть причинен имущественный ущерб в связи с тем, что аффилированное лицо не исполнило свою обязанность по информированию общества о принадлежащих ему долях или частях долей не позднее чем в течение десяти дней с даты приобретения доли или части доли, которые с учетом принадлежащих аффилированным лицам долей в уставном капитале общества предоставляют право распоряжаться более чем двадцатью процентами голосов от общего количества голосов участников данного общества (п. 6.1 ст. 45 Закона об обществах с ограниченной ответственностью). Если указанная информация не предоставлена или несвоевременно предоставлена по вине аффилированного лица, то такое лицо несет ответственность в размере причиненного ущерба.
В связи с этим в судебной практике возникают споры относительно того, каким именно образом к сделкам Обществ с ограниченной ответственностью, в совершении которых имеется заинтересованность, применяются положения законодательства об аффилированности.
В ст. 45 Закона об обществах с ограниченной ответственностью установлены критерии, в соответствии с которыми определяется наличие заинтересованности перечисленных в статье лиц в сделке, совершаемой обществом.
Статья 45 Закона об обществах с ограниченной ответственностью не упоминает выгодоприобретателя в качестве лица, которое может быть признано заинтересованным в совершении обществом сделки.
Термин "выгодоприобретатель" употребляется в ст. 81 Закона об акционерных обществах. Эта статья не раскрывает содержание данного понятия, а лишь упоминает его.
Высший Арбитражный суд Российской Федерации разъяснил, что в качестве выгодоприобретателя по сделке с заинтересованностью может рассматриваться должник по обязательству, в обеспечение исполнения которого акционерное общество предоставляет поручительство либо имущество в залог, за исключением случаев, когда будет установлено, что договор поручительства или договор о залоге заключен акционерным обществом не в интересах должника или без его согласия (п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 20.06.2007 N 40).
Исходя из текста указанного Постановления это разъяснение применимо только к акционерным обществам.
Вместе с тем на практике суды при рассмотрении споров, связанных со сделками с заинтересованностью Обществ с ограниченной ответственностью, применяют как термин "выгодоприобретатель", так и разъяснения Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в отношении того, кто может признаваться выгодоприобретателем, по аналогии.
Статья 45 Федерального закона от 08.02.1998 N14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" определяет порядок одобрения сделок обществ, в совершении которых имеется заинтересованность. В соответствии с п. 3 указанной статьи сделка, в совершении которой имеется заинтересованность, должна быть одобрена общим собранием участников общества. Решение об одобрении сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, принимается общим собранием участников общества большинством голосов от общего числа голосов участников общества, не заинтересованных в совершении такой сделки.
В соответствии с п. 7 ст. 45 указанного Закона в случае образования в обществе совета директоров (наблюдательного совета) общества принятие решения о совершении сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, может быть отнесено уставом общества к его компетенции, за исключением случаев, если сумма оплаты по сделке или стоимость имущества, являющегося предметом сделки, превышает два процента стоимости имущества общества, определенной на основании данных бухгалтерской отчетности за последний отчетный период.
 
Дело №А57-10226/2011
            Участник Общества Супрунец Дмитрий Анатольевич обратился в арбитражный суд с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью «ПРОФИ» (ОГРН 1026403672085), третьи лица, не заявляющие самостоятельные требования, индивидуальный предприниматель Лебедева Юлия Вячеславовна, Лебедев Владимир Владимирович, ЗАО «ВТБ 24» в лице операционного офиса «Саратовский филиала № 6318 Банка ВТБ 24 с требованиями о признании недействительными договора поручительства №721/5952-0000211-п04 от 07 июля 2008 года, приложения №1 к этому договору и дополнительного соглашения №721/5952-0000211-п04-д01 от 28 января 2009 года, поскольку оспариваемые сделки являются сделками с заинтересованностью, совершенными единоличным исполнительным органом без решения об их одобрении общим собранием участников ООО «ПРОФИ».
07 июля 2008 года между Банк ВТБ 24 (закрытое акционерное общество) и ООО «ПРОФИ» в лице директора Лебедева В.В. был заключен договор поручительства №721/5952-0000211-п04 в обеспечение исполнения индивидуальным предпринимателем Лебедевой Ю.В. обязательств перед Банк ВТБ 24 (закрытое акционерное общество) по кредитному соглашению № 721/5952-0000211 от 07.07.2008, где Лебедева Ю.В. является заемщиком.
Супрунец Д.А., являясь одним из участников ООО «ПРОФИ» на момент заключения договора с долей в уставном капитале в размере 33%, оспаривает законность заключенного договора поручительства с приложением и дополнительным соглашением к нему, поскольку он направлен на возможность отчуждение имущества ООО «ПРОФИ» по сделке, совершенной с признаками заинтересованности Лебедевым В.В., как директором и участником ООО «ПРОФИ», в обеспечение исполнения своей супруги – Лебедевой Ю.В. обязательств по кредитному соглашению № 721/5952-0000211 от 07.07.2008 перед Банк ВТБ 24 (закрытое акционерное общество)
В материалы дела представлено свидетельство о заключении брака от 14.05.1993 о том, что между Лебедевым В.В., исполнявшим на момент совершения сделки обязанности единоличного исполнительного органа ООО «ПРОФИ», и Лебедевой Ю.В. с 03 августа 1991 был заключен брак, о чем 03.08.1991 в актах гражданского состояния отделом ЗАГС Администрации города Саратова внесена запись № 1078.
Суд пришел к выводу, что договор поручительства №721/5952-0000211-п04, приложение №1 к этому договору и дополнительное соглашение №721/5952-0000211-п04-д01 от 28 января 2009 года отвечают признакам заинтересованности Лебедева В.В., как директора ООО «ПРОФИ», в интересах своей супруги Лебедевой Ю.В. по обеспечению исполнения последней кредитного обязательства перед Банк ВТБ 24 (закрытое акционерное общество).
Истец в обоснование исковых требований ссылается на то, что оспариваемые сделки совершены в нарушение положений статьи 45 Закона, влекут негативные последствия как для общества, так и для него как его участника, поскольку, исходя из условий договора поручительства и положений статьи 363 Гражданского кодекса Российской Федерации при неисполнении или ненадлежащем исполнении Лебедевой Ю.В. обеспеченного поручительством кредитного договора перед Банк ВТБ 24, ООО «ПРОФИ» и Лебедева Ю.В. отвечают перед Банк ВТБ 24 солидарно. ООО «ПРОФИ» отвечает перед Банк ВТБ 24 в том же объеме, как и Лебедева Ю.В., включая уплату процентов, возмещение судебных издержек по взысканию долга и других убытков кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником, если иное не предусмотрено договором поручительства.
Как следует из условий договора поручительства, ООО «ПРОФИ» приняло на себя обязательства по солидарной ответственности по обязательству, где 27000000 руб. – сумма основного долга, 17,5% годовых - процентная ставка по кредитной линии, 0,1% от суммы кредита - комиссия за предоставление кредита.
Учитывая финансовое состояние ООО «ПРОФИ» по итогам шести месяцев 2008 года, отраженной в балансе общества, арбитражный суд приходит к выводу об обоснованности доводов истца о том, что принятые обществом на себя обязательства влекут неблагоприятные последствия как для общества, так и его участников.
Лицами, участвующими в деле, несмотря на положения статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в материалы дела не представлено доказательств проведения общего собрания участников ООО «ПРОФИ» на котором были бы одобрены условия договора поручительства и дополнительного соглашения к нему. ООО «ПРОФИ» в отзыве на иск отрицает проведение таких собраний.
При таких обстоятельствах арбитражный суд пришел к выводу, что оспариваемые сделки подлежат признанию недействительными.
Кроме того, отсутствуют правовые основания для применения положений абзаца 3 пункта 5 статьи 45 Закона, действующих на момент рассмотрения арбитражным судом спора.
Как установлено арбитражным судом, на повестке дня общего собрания участников ООО «ПРОФИ» как до, так и после совершения опариваемых сделок, не рассматривался вопрос об одобрении их условий, в связи с чем не подлежит проверке то обстоятельство, мог ли истец своим количеством голосов повлиять на результаты голосования в том случае, если этот вопрос обсуждался на общем собрании участников общества; оспариваемые сделки влекут для общества неблагоприятные последствия в виде солидарной ответственности по кредитному обязательству Лебедевой Ю.В. перед Банк ВТБ 24.
В материалы дела не представлено доказательств и последующего одобрения данной сделки по правилам, предусмотренным статьей 45 Закона, с учетом имевшейся на момент совершения сделки и на момент ее одобрения заинтересованности лиц, указанных в пункте 1 статьи 45 Закона.
Отсутствуют также правовые основания для выводов арбитражного суда о том, что Банк ВТБ 24 (закрытое акционерное общество) не знал и не должен был знать о совершении оспариваемых сделок с нарушением предусмотренных статьей 45 Закона требований, поскольку при тождественности фамилий лица, исполняющего обязанности единоличного исполнительного органа ООО «ПРОФИ» (Лебедев В.В.) и заемщика по кредитному договору – Лебедева Ю.В., банк, проявив должную осмотрительность не мог не знать о наличии между указанными лицами родственных связей, и как следствие совершении сделки с признаками заинтересованности.
Кроме того, Лебедев В.В. на вопрос арбитражного суда сообщил, что при совершении договора поручительства он ставил в известность работников банка о том, что он с Лебедевой Ю.В. состоит в браке и о том, что отсутствует одобрение участников общества на совершение ООО «ПРОФИ» договора поручительства. Представитель Банк ВТБ 24 (закрытое акционерное общество) на вопрос арбитражного суда также сообщил, что при совершении сделки банку было известно о наличии признаков заинтересованности сделки, а возражения по иску основаны только на пропуске истцом срока исковой давности.
Представителем Банка ВТБ 24 (закрытое акционерное общество) заявлено о пропуске истцом срока исковой давности.
Рассмотрев заявление о пропуске срока, суд пришел к выводу, что Банк ВТБ 24 (закрытое акционерное общество) не представил в материалы дела доказательств истечения срока исковой давности при оспаривании истцом договора поручительства №721/5952-0000211-п04 от 07 июля 2008 года, приложения №1 к нему и дополнительного соглашения №721/5952-0000211-п04-д01 от 28 января 2009 года.
            Решением суда от 24 октября 2011 года исковые требования истца удовлетворены. Решение суда вступило в законную силу и не обжаловалось.
 
Статья 45 Закона об обществах с ограниченной ответственностью устанавливает случаи, когда соблюдение порядка одобрения сделки с заинтересованностью не требуется.         Так, в соответствии с п. 4 указанной статьи в случае, если условия такой сделки существенно не отличаются от условий аналогичных сделок (в том числе займа, кредита, залога, поручительства), совершенных между обществом и заинтересованным лицом в процессе осуществления обычной хозяйственной деятельности общества, имевшей место до момента, когда заинтересованное лицо было признано таковым в соответствии с п. 1 данной статьи, одобрения сделки не требуется.
Кроме того, согласно п. 6 ст. 45 Закона об обществах с ограниченной ответственностью положения данной статьи не применяются:
- к обществам, состоящим из одного участника, который одновременно осуществляет функции единоличного исполнительного органа данного общества;
- к сделкам, в совершении которых заинтересованы все участники общества;
- к отношениям, возникающим при переходе к обществу доли или части доли в его уставном капитале в случаях, предусмотренных настоящим Федеральным законом;
- к отношениям, возникающим при переходе прав на имущество в процессе реорганизации общества, в том числе договорам о слиянии и договорам о присоединении;
- к сделкам, совершение которых обязательно для общества в соответствии с федеральными законами и (или) иными нормативными правовыми актами Российской Федерации и расчеты по которым производятся по фиксированным ценам и тарифам, установленным уполномоченными в области государственного регулирования цен и тарифов органами.
Несмотря на то, что законодатель подробно регулирует вопросы одобрения сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, в судебной практике возникают споры, связанные с определением сделок, к которым правила одобрения таких сделок не применяются.
Одобрение сделки Обществ с ограниченной ответственностью в порядке ст. 45 Закона об обществах с ограниченной ответственностью ("Заинтересованность в совершении обществом сделки") не требуется, если она совершена в процессе обычной хозяйственной деятельности между обществом и другой стороной, имевшей место (начавшейся) до момента, с которого лицо, заинтересованное в ее совершении, признается таковым в соответствии с требованиями Закона.
Указанная позиция отражена в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации N90, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N14 от 09.12.1999 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью: «Для заключения сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, не требуется решения общего собрания участников общества (в соответствующих случаях - совета директоров (наблюдательного совета), если она совершается в процессе обычной хозяйственной деятельности (реализация продукции, приобретение сырья, выполнение работ и др.) между обществом и другой стороной, имевшей место (начавшейся) до момента, с которого лицо, заинтересованное в ее совершении, признается таковым в соответствии с пунктом 1 статьи 45 Закона. Указанные решения не требуются на совершение соответствующих сделок до даты проведения следующего (очередного или внеочередного) общего собрания участников общества..."
В соответствии с п. 5 ст. 45 Закона об обществах с ограниченной ответственностью суд отказывает в удовлетворении требований о признании сделки, в совершении которой имеется заинтересованность и которая совершена с нарушением предусмотренных настоящей статьей требований к ней, недействительной, если к моменту рассмотрения дела в суде представлены доказательства последующего одобрения данной сделки по правилам, предусмотренным настоящей статьей, с учетом имевшейся на момент совершения сделки и на момент ее одобрения заинтересованности лиц, указанных в п. 1 настоящей статьи.
Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации N90, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N14 от 09.12.1999 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью", пункту 20, сделка, в совершении которой имеется заинтересованность, или крупная сделка, заключенная от имени общества генеральным директором (директором) или уполномоченным им лицом с нарушением требований, предусмотренных соответственно ст. ст. 45 и 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью, является оспоримой и может быть признана судом недействительной по иску общества или его участника. При этом если к моменту рассмотрения такого иска общим собранием участников, а в соответствующих случаях - советом директоров (наблюдательным советом) общества будет принято решение об одобрении сделки, то иск о признании ее недействительной не подлежит удовлетворению.
Таким образом, законодатель в указанной выше норме закона отразил подход к решению данного вопроса, сложившийся в судебной практике, что последующее одобрение обществом сделки с заинтересованностью допускается.
Для признания сделки с заинтересованностью недействительной необходимо доказать наличие нарушений требований Закона об обществах с ограниченной ответственностью к таким сделкам – представить доказательства одобрения сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, решением общего собрания участников общества.
Вместе с тем, согласно пункту 5 статьи 45 Закона суд отказывает в удовлетворении требований о признании недействительной сделки, в совершении которой имеется заинтересованность и которая совершена с нарушением предусмотренных указанной статьей требований к ней, в частности, в случае, если не доказано, что совершение данной сделки повлекло или может повлечь за собой причинение убытков обществу или участнику общества, обратившемуся с соответствующим иском, либо возникновение иных неблагоприятных последствий для них.
Указанная позиция отражена в пункте 3 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.06.2007 N 40 "О некоторых вопросах практики применения положений законодательства о сделках с заинтересованностью" разъяснено, что при рассмотрении дел об оспаривании сделок с заинтересованностью судам необходимо исходить из того, что условием для признания сделки с заинтересованностью недействительной является наличие неблагоприятных последствий, возникающих у общества или участника общества в результате ее совершения. При этом на истца возлагается обязанность доказывания того, каким образом оспариваемая сделка нарушает его права и законные интересы. Доказательства отсутствия неблагоприятных последствий представляются ответчиком.
Истец, оспаривая сделку с заинтересованностью, должен доказать, каким образом данная сделка нарушила его права и законные интересы как участника Общества.
В пункте 3 Постановления от 20.06.2007 N 40 "О некоторых вопросах практики применения положений законодательства о сделках с заинтересованностью", Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации применительно к акционерным обществам разъяснил, что при рассмотрении дел об оспаривании сделок с заинтересованностью судам необходимо исходить из того, что условием для признания сделки с заинтересованностью недействительной является наличие неблагоприятных последствий, возникающих у акционерного общества или акционеров в результате ее совершения. Доказательства отсутствия неблагоприятных последствий представляется ответчиком. При этом исследуется, какие цели преследовали стороны при совершении сделки, отвечающей признакам сделки с заинтересованностью, было ли у них намерение ущемить интересы акционеров, повлекла ли эта сделка убытки для акционерного общества, не являлось ли ее совершение способом предотвращения еще больших убытков для акционерного общества. Кроме того, при рассмотрении указанных дел учитывается, что на истца возлагается бремя доказывания того, каким образом оспариваемая сделка нарушает его права и законные интересы. При установлении арбитражным судом убыточности сделки для акционерного общества следует исходить из того, что права и законные интересы истца нарушены, если не будет доказано иное.
 
Дело №А57-2331/2011
"...Участник общества с ограниченной ответственностью "Домино-Строй" Пичулев В.М. обратился в Арбитражный суд Саратовской области с исковым заявлением к Яковлеву Александру Вячеславовичу, с участием третьего лица - общества с ограниченной ответственностью "Домино-Строй" (далее - ООО "Домино-Строй", Общество) о признании недействительными договоров займа от 31.12.2005, 31.12.2006, 31.12.2007, 31.12.2008, заключенных между ООО "Домино-Строй" и Яковлевым А.В.; признании недействительным акта зачета взаимных требований, заключенного 27.08.2009 между ООО "Домино-Строй" и Яковлевым А.В., а также взыскании убытков в размере 6 342 240 руб. в пользу ООО "Домино-Строй".
27 августа 2009 г. ООО "Домино-Строй" в лице Яковлева Александра Вячеславовича и Яковлевым Александром Вячеславовичем был подписан акт зачета взаимных требований, из содержания которого следует, что ООО "Домино-Строй" в лице директора Яковлева Александра Вячеславовича, являясь кредитором и Яковлев Александр Вячеславович - должником по договорам участия в долевом строительстве многоэтажного жилого дома по строительному адресу: г. Саратов, ул. им. Жуковского Н.Е., заключенным 27.08.2009 на суммы 885 090 руб. (квартира N 24), на сумму 1 692 350 руб. (квартира N 13), на сумму 1 692 350 руб. (квартира N 18), на сумму 1 272 430 руб. (квартира N 32), на сумму 800 020 руб. (квартира N 40), и договором от 11.03.2009 участия в долевом строительстве многоэтажного жилого дома на сумму 1 043 120 руб. (квартира N 15), и Яковлев Александр Вячеславович, являясь кредитором, а ООО "Домино-Строй" должником по обязательствам договора займа от 31.12.2005 на сумму 856 520 руб. 31 коп., договора займа от 30.12.2006 на сумму 2 653 450 руб., договора займа от 31.12.2007 на сумму 814 553 руб., договора займа от 31.12.2008 на сумму 3 060 300 руб. зачли сумму однородных требований.
В обоснование заявленных требований Пичулев В.М. указал, что оспариваемые сделки подлежат признанию недействительными, поскольку являются сделками с заинтересованностью и не были одобрены решением общего собрания участников ООО "Домино-Строй".
На момент предъявления иска и рассмотрения спора Пичулев В.М., являясь участником ООО "Домино-Строй", владеет 100% долей в уставном капитале общества, на момент совершения оспариваемой сделки Яковлев А.В. являлся директором и участником ООО "Домино-Строй", владеющим 50% доли в уставном капитале Общества.
Решением суда было отказано в удовлетворении заявленных исковых требований в связи с недоказанностью наличия неблагоприятных последствий у общества или его участника.
Постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.12.2011г. решение суда первой инстанции было отменено, исковые требования Пичулева удовлетворены в полном объеме.   
Удовлетворяя заявленные требования, арбитражный апелляционный суд исходил из их доказанности и обоснованности.
Судами первой и апелляционной инстанций было установлено, что вопреки требованиям статьи 65 АПК РФ, Яковлевым А.В. и ООО "Домино-Строй" доказательств того, что собрания участников Общества созывались, направлялись уведомления о времени, месте и повестке дня общих собраний в которых ставился бы вопрос об одобрении оспариваемых договоров займа, а также зачета взаимных требований (статья 36 Закона N 14-ФЗ), листов регистрации участников общества для участия в собраниях, а также протоколов составленных по итогам общих собраний (статья 37 Закона N 14-ФЗ) не представлено.
Таким образом, суды пришли к выводу, что оспариваемые сделки с заинтересованностью Яковлева А.В. были совершены в нарушение требований статьи 45 Закона N 14-ФЗ.
Непредставление Яковлевым А.В. доказательств передачи денег по договорам займов указывают на причинение ООО "Домино-Строй" убытков оспариваемыми сделками, заключенными с заинтересованностью и не имевшими последующего одобрения Обществом, в размере стоимости квартир, переданных по акту зачета требований.
Переход квартир к Яковлеву А.В. без соответствующей оплаты их стоимости повлек реальный ущерб обществу и, в частности, истцу - Пичулеву В.М., являющемуся на данный момент директором и 100% акционером ООО "Домино-Строй".
Оценив с позиций статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные сторонами документы, а также с учетом разъяснений, изложенных в пункте 3 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.06.2007 N 40 "О некоторых вопросах практики применения положений законодательства о сделках с заинтересованностью", применимых и к аналогичным сделкам с участием обществ с ограниченной ответственностью, суд пришел к выводу о нарушении порядка заключения сделки с заинтересованностью, предусмотренного статьей 45 Закона N 14-ФЗ, в результате совершения которой для Общества наступили неблагоприятные последствия.
Постановлением ФАС Поволжского округа от 11.03.2012года постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда оставлено без изменения.
 
Сделку Общества с ограниченной ответственностью, в совершении которой имеется заинтересованность, вправе оспорить участник общества, являвшийся таковым на момент ее совершения.
Исходя из ст. 4 АПК РФ, а также п. 5 ст. 45 Закона об обществах с ограниченной ответственностью, мнения лиц, не являющихся участниками общества на момент совершения сделки с заинтересованностью, не могут учитываться, соответствующей сделкой не могут быть нарушены их права и законные интересы, и у них не возникает право на предъявление иска об оспаривании такой сделки.
Таким образом, сделка общества, в совершении которой имеется заинтересованность, не может быть оспорена лицом, не являющимся участником общества на момент предъявления соответствующего требования.
Согласно статьям 2 и 4 АПК РФ, права и интересы исключенного из Общества с ограниченной ответственностью участника не могут быть нарушены сделкой с заинтересованностью, даже если она была совершена обществом в период, когда такое лицо еще являлось участником последнего.
Сделка с заинтересованностью, совершенная с нарушением порядка, установленного Законом, может быть признана недействительной по иску общества или его участника.
На практике возникает вопрос: признается ли сделка с заинтересованностью недействительной, если решение собрания о ее одобрении не принималось или было признано недействительным?
Отсутствие решения общего собрания участников Общества с ограниченной ответственностью об одобрении сделки с заинтересованностью не является безусловным основанием для признания сделки недействительной.
Законом об обществах с ограниченной ответственностью не установлен срок исковой давности по требованиям о признании сделок с заинтересованностью недействительными. Такой срок определяется в соответствии с п. 2 ст. 181 ГК РФ.
Согласно указанной статье ГК РФ срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности начинается со дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.
В связи с этим на практике возникает вопрос: как определить момент, когда лицо должно было узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной?
Для определения начала течения срока исковой давности по требованиям о признании сделки, совершенной с заинтересованностью, недействительной считается, что участник (участники) должен был узнать о нарушении своих прав оспариваемой сделкой не позднее даты проведения следующего очередного общего собрания участников.
 
 
 
Дело №А57-4957/2012
            В арбитражный суд обратился участник общества Хорин Сергей Александрович с исковым заявлением о признании недействительным договора аренды нежилого помещения от 07.06.2010 года, заключенного между Черемисиной Татьяной Николаевной и Обществом с ограниченной ответственностью «Астат».
Выпиской из Единого государственного реестра юридических лиц от 03.02.2012 года подтверждается, что истец - Хорин Сергей Алексадрович является участником ООО «Астат» с размером доли в уставном капитале Общества - 5 000 руб. (50%), участником ООО «Астат» является Черемисин Валерий Николаевич, с размером доли в уставном капитале Общества - 5 000 руб. (50 %).
            07.06.2010 года между Черемисиной Татьяной Николаевной (Арендодатель) и ООО «Астат» (Арендатор) в лице директора Черемисина Валерия Николаевича был заключен договор аренды нежилого помещения, в соответствии с условиями которого, Арендодатель передает на основании свидетельства о государственной регистрации права 64 АВ 812589 от 07.06.2010 года, а Арендатор принимает в аренду ½ нежилого помещения грибницы, площадью 481,5 кв.м., по адресу: Саратовская область, г. Маркс, пр. Ленина, д. 64 д, для использования в целях осуществления уставной деятельности Общества.
            Полагая, что договор аренды нежилого помещения от 07.06.2010 года заключен с нарушением требований, предусмотренных ст. 45 Федерального закона РФ от 08.02.1998 года № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», истец обратился в суд с настоящим иском.
   Истец, настаивая на недействительности оспоренного договора, указывает на то, что сделка не имеет экономической целесообразности, совершена в противоречии с обязанностью директора действовать в интересах Общества и имеет цель причинения ущерба Обществу. Кроме того, истец указывает на то, что сделка не соответствует положениям ст.45 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», так как заключена единоличным исполнительным органом Общества – Черемисиным В.Н. с его супругой Черемисиной Т.Н., без одобрения её общим собранием участников Общества. Также истец ссылается на то, что оспариваемый договор не является заключенным.
Учитывая то, что Хориным С.А. в материалы дела не представлено доказательств нарушения его прав и законных интересов непосредственно самой сделкой, а также не доказано причинение ему убытков или наступление иных неблагоприятных последствий в результате совершения сделки, заявленные требования истца удовлетворению не подлежат.
Оспаривая заявленные требования истца, Черемисина Татьяна Николаевна заявила о пропуске истцом срока исковой давности.
Также, судом установлено, что Хорина Ольга Васильевна является супругой истца - Хорина Сергея Александровича, что подтверждается справкой № 377 от 06.04.2012 года, а также свидетельством о заключении брака.
Принадлежность нежилого помещения грибницы, общей площадью 481,5 кв.м., расположенного по адресу: Саратовская область, г. Маркс, пр. Ленина, д. 64д, на праве общей долевой собственности Хориной О.В. и Черемисиной Т.Н. подтверждается Выпиской из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним от 03.02.2012 года № 38/002/2012-443.
Акт приема - передачи нежилого помещения грибницы, площадью 481,5 кв.м., по адресу: Саратовская область, г. Маркс, пр. Ленина, д. 64 д (Приложение № 1 к договору аренды от 07.06.2010 года) подписан Хориной О.В., Черемисиной Т.Н. и Черемисиным В.Н.
Основанием возникновения права собственности Хориной О.В. на указанное нежилое помещение послужил договор купли - продажи недвижимого имущества от 25.05.2010 года.
На момент возникновения права собственности на указанное нежилое помещение, Хорина О.В., находилась в зарегистрированном браке с истцом – Хориным Сергеем Александровичем
Расходными кассовыми ордерами, представленными в материалы дела, подтверждается оплата арендных платежей по договору от 07.06.2010 года Хориной О.В.
Справкой о доходах физического лица за 2010 год № 18 от 11.03.2011 года подтверждается перечисление денежных средств в сумме 80 500 руб. Хориной О.В.
На основании статьи 34 Семейного кодекса Российской Федерации имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью.
Согласно статье 35 Семейного кодекса РФ владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляются по обоюдному согласию супругов.
При совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга.
Таким образом, указанная норма семейного законодательства устанавливает презумпцию согласия другого супруга на совершение сделки по распоряжению общим имуществом.
Оценив, в соответствии с требованиями статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, представленные в материалы дела доказательства, суд пришел к выводу, что проявляя должную степень заботливости и осмотрительности, истец, как участник совместной собственности ½ спорного нежилого помещения, имел возможность узнать о состоявшейся сделке с момента заключения договора аренды от 07.06.2010 года.
Также, согласно Приказа № 184 от 17.04.2008 года ООО «Астат», Хорин Сергей Александрович назначен заместителем директора по финансам.
Таким образом, будучи заместителем директора по финансам Хорин С.А. не мог не знать о выплате Обществом Черемисиной Т.Н. и Хориной О.В. (Арендадателям) арендной платы.
Исковые требования о признании договора аренды нежилого помещения от 07.06.2010 года недействительным, предъявлены Хориным С.А. 07.02.2012 года, то есть с пропуском срока исковой давности.
Истечение срока исковой давности является самостоятельным и достаточным основанием для отказа в иске (пункт 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункт 26 совместного Постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12, 15.11.2001 г. № 15/18).
Решением арбитражного суда от 27.04.2012г. истцу отказано в удовлетворении заявленных исковых требований. Решение суда вступило в законную силу и не обжаловалось.
 
Согласно п. 5 ст. 45 Закона об обществах с ограниченной ответственностью суд отказывает в удовлетворении требований о признании сделки, в совершении которой имеется заинтересованность и которая совершена с нарушением предусмотренных настоящей статьей требований к ней, недействительной при наличии одного из следующих обстоятельств:
голосование участника общества, не заинтересованного в совершении сделки и обратившегося с иском о признании сделки, решение об одобрении которой принимается общим собранием участников общества, недействительной, хотя бы он и принимал участие в голосовании по этому вопросу, не могло повлиять на результаты голосования;
не доказано, что совершение данной сделки повлекло или может повлечь за собой причинение убытков обществу или участнику общества, обратившемуся с соответствующим иском, либо возникновение иных неблагоприятных последствий для них;
к моменту рассмотрения дела в суде представлены доказательства последующего одобрения данной сделки по правилам, предусмотренным настоящей статьей, с учетом имевшейся на момент совершения сделки и на момент ее одобрения заинтересованности лиц, указанных в пункте 1 настоящей статьи;
при рассмотрении дела в суде доказано, что другая сторона по данной сделке не знала и не должна была знать о ее совершении с нарушением предусмотренных настоящей статьей требований к ней.
 
Дело № А57-12537/2011
            В арбитражный суд обратился Участник Общества с ограниченной ответственностью «Металлик Кейс» Курбанов А.М. с исковым заявлением о признании недействительным договора займа б/н от 04.12.2008 года на сумму 890 000 руб., заключенного между ООО «Металлик Кейс» и Шишкиным К.А.
            Как установлено судом, Уставный капитал Общества составляет 10 000 рублей, доли распределены следующим образом:
               - Курбанову Арсену Магомедовичу доля определена в размере 49 % Уставного капитала, номинальной стоимостью 4 900 рублей;
               - Шишкину Максиму Алексеевичу доля определена в размере 51 % Уставного капитала, номинальной стоимостью 5 100 рублей.
            04.12.2008 года между Шишкиным Константином Алексеевичем (Займодавец) и ООО «Металлик Кейс» (Заемщик) в лице директора Шишкина М.А. был заключен договор займа, в соответствии с условиями которого, Займодавец передает в собственность Заемщику денежные средства в сумме 890 000 руб., а Заемщик обязуется возвратить Займодавцу такую же сумму по истечении срока действия договора, или, с согласия Займодавца досрочно, и уплатить проценты на сумму займа в размерах и порядке, установленных договором.
            Курбанов Арсен Магомедович, являясь участником Общества с ограниченной ответственностью «Металлик Кейс» с размером доли в уставном капитале равной 4 900 руб., обратился в суд с настоящим иском, указывая на то, что вышеуказанный договор является сделкой с заинтересованностью и подлежит признанию недействительным в силу положений п. 5 ст. 45 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью».
Суд пришел к выводу, что в материалы дела не представлены доказательства влияния оспариваемого договора на правовое положение истца, а также каким образом избранный способ защиты восстановит его нарушенные права и законные интересы.
Истцом не представлено доказательств, каким образом оспариваемая сделка затрагивает его права и законные интересы как участника ООО «Металлик Кейс», и каким образом признание сделки недействительной восстановит его права.
Также, суд пришел к выводу, что истцом не представлено бесспорных доказательств, свидетельствующих о том, что имеется причинная связь между заключением сделки и ухудшением финансового положения Общества.
Оценив имеющиеся в деле доказательства в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд пришёл к выводу о не доказанности истцом того, что договор займа от 04.12.2008 года на сумму 890 000 руб. является убыточным для общества либо иным образом нарушил его права и законные интересы.
            Оспаривая договор займа б/н от 04.12.2008 года, заключенный между ООО «Металлик Кейс» и Шишкиным К.А., истец указывает на то, что данный договор является сделкой с заинтересованностью, поскольку Займодавцем по оспариваемому договору является Шишкин Константин Алексеевич, родной брат соучредителя и руководителя ООО «Металлик Кейс» - Шишкина Максима Алексеевича.
 Согласно пункту 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.
 Однако соответствующих доказательств, подтверждающих данные доводы истца, в материалы дела не представлено.
Также, оспаривая договор займа от 04.12.2008 года, истец указывает на нарушение требований п. 3 ст. 45 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» и отсутствие одобрения данной сделки решением общего собрания.
Суд считает данный довод истца необоснованным, поскольку в материалы дела представлен протокол внеочередного общего собрания участников ООО «Металлик Кейс» от 03.12.2008 г. (л.д. 118), в котором отражено решение об одобрении заключения сделки (договора займа на 890 000 рублей). Данное решение об одобрении подписано лично Курбановым А.М., который в судебном заседании не опроверг факт принятия такого решения. Подлинник протокола внеочередного общего собрания участников ООО «Металлик Кейс» от 03.12.2008 г. обозревался в судебном заседании 12.12.2011 года.
Таким образом, суд пришел к выводу, что истец не доказал, что оспариваемая сделка в данном конкретном случае нарушила его права и охраняемые законом интересы и целью предъявления настоящего иска является их восстановление.
            Решением арбитражного суда от 12.12.2011 года истцу отказано в удовлетворении заявленных исковых требований.
            Решение суда вступило в законную силу и не обжаловалось.
 
П. Признание сделки общества с ограниченной ответственностью, совершенной с признаками крупной сделки.
В ст. 46 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (далее - Закон об обществах с ограниченной ответственностью) закреплена особая процедура совершения Обществом с ограниченной ответственностью сделок, которые признаются крупными. Указанная норма не дает исчерпывающего перечня сделок, которые могут быть отнесены к таковым. В соответствии с п. 1 ст. 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью крупными сделками могут быть признаны в том числе заем, кредит, залог, поручительство. При этом крупной является сделка, стоимость которой составляет 25 и более процентов стоимости имущества общества и которая не совершена в процессе обычной хозяйственной деятельности. Уставом общества могут быть предусмотрены иные виды и (или) размер сделок, на которые распространяется порядок одобрения крупных сделок, установленный п. 6 ст. 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью.
   Законодателем установлено несколько обязательных критериев для отнесения сделки к крупной. Одним из них является то, что сделка должна быть связана с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения обществом прямо или косвенно имущества. Однако на практике возникают сложности с определением того, соответствует ли конкретный вид сделки этому критерию.
 
Дело № А57-12754/2012
            В арбитражный суд обратился Жигулин Николай Николаевич с исковым заявлением о признании недействительным договора уступки права требования от 15.09.2011г., заключенного между обществом с ограниченной ответственностью «Управление механизации №35»» и обществом с ограниченной ответственностью «Зодчий», как крупной сделки, заключенной без одобрения участниками общества.
Как следует из материалов дела, истец – Жигулин Н.Н. является участником ООО «Управление механизации №35» с долей в уставной капитале – 50%.
Общество с ограниченной ответственностью «УМ № 35» (Цедент) в лице директора Важенко Н.В. и Общество с ограниченной ответственностью «Зодчий» (Цессионарий) в лице директора Резниченко А.Б. заключили договор от 15 сентября 2011 г., согласно которому цедент уступает, а цессионарий принимает в полном объеме следующее право требования к должнику – ООО «Интегрированная система управления предприятиями №35» (далее Должник).
Уступаемое право требования основано на факте оказания Цедентом услуг по работе строительных машин и оборудования на объектах, указанных Должником, и на пользовании Должником услугами техники, предоставленной Цедентом.
Наличие у Цедента уступаемого права требования подтверждается следующими документами: счетами-фактурами и актами на общую сумму: 6 157 564,8 руб. 
Указанное право требования по договору передано в полном объеме.
Согласно п. 2 указанного договора уступка права требования является возмездной. Цена уступаемого права требования – 6 155 000 руб.
Суд рассмотрел требование о наличии признаков крупности у оспариваемой сделки, и пришел к выводу, что сделка не является крупной, поскольку из представленного ООО «Управление механизации № 35», а также налоговым органом бухгалтерского баланса ответчика по состоянию на 2 квартал 2011г., подписанного директором Важенко Н.В., следует, что стоимость имущества общества составляет 39151000руб.
   По договору цессии к ООО «Зодчий» перешло право требования на сумму 6 157 564,8 руб., что составляет примерно 15,73%, т.е. менее 25% балансовой стоимости имущества Общества. Одобрения общего собрания общества для заключения такой сделки не требуется.
            Кроме того, истцом было заявлено требование о подписании оспариваемого договора директором общества Важенко Н.В., у которого к моменту подписания договора истекли полномочия.
            Судом установлено, что после истечения трехлетнего срока, на который Важенко Н.В. был избран директором общества, общим собранием участников не принималось решение по вопросу о продлении его полномочий либо избрании на должность директора другого лица.
Положениями Федерального закона Российской Федерации «Об обществах с ограниченной ответственностью» не предусмотрено автоматического прекращения полномочий генерального директора общества после истечения срока, на который лицо было избрано на данную должность, в связи с чем, оно вправе и обязано выполнять функции единоличного исполнительного органа.
Решением арбитражного суда от 16.08.2012г. суда истцу отказано в удовлетворении исковых требований. Решение суда вступило в законную силу и не обжаловалось.
 
Сделка, совершенная с признаками крупной сделки, должна быть одобрена общим собранием участников общества согласно пункту 3 статьи 46 Закона Об обществах с ограниченной ответственностью.
В решении об одобрении крупной сделки должны быть указаны лица, являющиеся сторонами, выгодоприобретателями в сделке, цена, предмет сделки и иные ее существенные условия. В решении могут не указываться лица, являющиеся сторонами, выгодоприобретателями в сделке, если сделка подлежит заключению на торгах, а также в иных случаях, если стороны, выгодоприобретатели не могут быть определены к моменту одобрения крупной сделки.
В случае образования в обществе совета директоров (наблюдательного совета) общества принятие решений об одобрении крупных сделок, связанных с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения обществом прямо либо косвенно имущества, стоимость которого составляет от двадцати пяти до пятидесяти процентов стоимости имущества общества, может быть отнесено уставом общества к компетенции совета директоров (наблюдательного совета) общества.
В соответствии с п. 5 ст. 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью крупная сделка, совершенная с нарушением предусмотренных указанной статьей требований, может быть признана недействительной по иску общества или его участника.
 
Дело № А57-5350/2011
            В арбитражный суд обратилась Бабакаева Евгения Юрьевна к ООО «ТРАНС-ХЛЕБ», ООО «АТП – 10», Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы № 7 по Саратовской области, Шепелевой Людмиле Ивановне, Рахматулиной Тамаре Андреевне; третьи лица: Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Саратовской области Энгельсский отдел, Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Саратовской области, Нотариусу Сидорову А.В. о признании, в том числе, недействительной сделку - договор купли-продажи недвижимого имущества № 7 от 15 апреля 2011 года, заключенного между ООО «АТП-10» и ООО «Транс-хлеб», по отчуждению недвижимого имущества, принадлежащего на праве собственности ООО «АТП-10» в пользу ООО «Транс-хлеб», заключенный от имени ООО «АТП-10» Шепелевой Людмилой Ивановной и примении последствий недействительности сделки.
            Материалы дела свидетельствуют, что 15 апреля 2011 года ООО «АТП-10»,   именуемое в дальнейшем Продавец, в лице и.о. генерального директора Шепелевой Людмилы Ивановны, действующей на основании Устава, с одной стороны и  ООО «Транс-Хлеб»,   именуемое в дальнейшем Покупатель, в лице генерального директора Халяева Рафаэля Вильдяновича, действующего на основании Устава, с другой стороны, именуемые в дальнейшем «Стороны», заключили настоящий договор   купли   продажи   недвижимого   имущества № 7. Из предмета   договора, определенного п.1.1. следует, что в соответствии с условиями настоящего Договора Продавец обязуется передать в собственность, а Покупатель принять и оплатить недвижимое имущество, расположенное по адресу: Саратовская область, город Энгельс, Промзона, (далее по тексту «Недвижимое Имущество»).
   Разделом 2 данного договора предусмотрена цена договора, в соответствии с которым цена недвижимого   имущества, указанного в разделе 1 настоящего договора установлена продавцом и покупателем в сумме 1 921 620 рублей.
 Передача имущества произведена на основании акта приема-передачи от 15.04.2011.
 Полагая, что указанный договор купли-продажи недвижимого имущества №7 от 15 апреля 2011 года является недействительным в связи с тем, что его заключение было произведено с нарушением порядка совершения Обществом крупных сделок, истец обратился с иском в арбитражный суд.
            Истец, Бабакаева Евгения Юрьевна, является участником ООО «АТП-10» с размером доли – 50%. 
Поскольку в предмет доказывания по делу входит определение стоимости оспариваемой сделки по правилам статьи 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью на основании данных бухгалтерской отчетности за последний отчетный период, предшествующий совершению сделки, судом была назначена   финансово-экономическая – бухгалтерская экспертиза, на разрешение эксперта поставлен вопрос: Является ли сделка – договор купли-продажи недвижимого имущества № 7 от 15 апреля 2011 года, заключенный ООО «АТП-10» в лице и.о. генерального директора Шепелевой Людмилы Ивановны и ООО «Трансхлеб» в лице генерального директора Халяева Рафаэля Вильдяновича, крупной сделкой, в соответствии с положениями ст. 46 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью».
Из заключения эксперта от 12 октября 2011 года № 1589/5-3 следует, что сделка   по договору купли-продажи недвижимого имущества № 7 от 15 апреля 2011 года, заключенному между ООО «АТП-10» и ООО «Трансхлеб», является крупной и составляет по данным   бухгалтерского баланса    на 31 марта 2011 года, то есть за последний отчетный период сделкой в процентном отношении 80,7% от имущества общества (ООО «АТП-10»). 
В соответствии с пунктом 3 статьи 46 названного Закона решение о совершении крупной сделки принимается общим собранием участников общества.
Устав ООО «АТП-10» не содержит положения, в силу которого для совершения крупных сделок не требовалось бы принятия решения общего собрания участников общества.
 Согласно пункту 5 данной статьи крупная сделка, совершенная с нарушением требований, предусмотренных настоящей статьей, может быть признана недействительной по иску общества или его участника.
Доказательства одобрения спорной сделки в установленном Федеральным законом "Об обществах с ограниченной ответственностью" порядке в материалах дела отсутствуют. 
Поскольку в материалах дела отсутствуют доказательства одобрения оспариваемой крупной сделки, то суд, руководствуясь пунктом 5 статьи 46 Федерального закона № 14-ФЗ,   признал оспариваемую сделку недействительной.
Решением суда от 30.01.2012г. в удовлетворении исковых требований.
Постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 31.05.2012г. решение суда оставлено без изменения.
           
            Законом об обществах с ограниченной ответственностью не установлен срок исковой давности по требованиям о признании крупных сделок недействительными. Такой срок определяется в соответствии с п. 2 ст. 181 ГК РФ.
Согласно указанной статье ГК РФ срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности начинается со дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.
В связи с этим на практике возникает вопрос: как определить момент, когда лицо должно было узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной?
            При определении начала течения срока исковой давности по требованиям о признании крупной сделки недействительной следует исходить из того, что участники должны были узнать о нарушении своих прав не позднее даты проведения (истечения срока, установленного для проведения) следующего очередного общего собрания
Оспорить сделку, совершенную обществом с ограниченной ответственностью с нарушением порядка ее одобрения в качестве крупной, можно только в том случае, если установлено, что другая сторона знала (должна была знать) о том, что сделка является крупной, однако установленный законом порядок ее совершения не был соблюден.
При оспаривании крупной сделки, совершенной с нарушением порядка ее одобрения, признается, что контрагент не знал и не должен быть знать о том, что она совершена с нарушением требований Закона об обществах с ограниченной ответственностью, если: контрагент действовал разумно и осмотрительно, принял необходимые меры для проверки соответствия оспариваемой сделки требованиям ст. 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью; контрагент был лишен возможности получить из ЕГРЮЛ достоверную информацию об обществе до совершения оспариваемой сделки.
Суд исходит из того, что вторая сторона сделки имела все документы, подтверждающие соблюдение порядка одобрения сделки. Контрагент по сделке не знал и не мог знать о наличии в обществе корпоративного конфликта и злоупотреблениях, допущенных участниками и органами управления общества. В связи с этим сделка не признается недействительной, так как на контрагента могут быть возложены негативные последствия наличия конфликта в обществе.
Отсутствие решения компетентного органа управления Общества с ограниченной ответственностью об одобрении крупной сделки не является безусловным основанием для признания такой сделки недействительной.
Суды, основываясь на положениях п. 5 ст. 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью приходят к выводу, что крупная сделка является оспоримой, а реализация участником общества права требовать признания такой сделки недействительной возможна, если оспариваемой сделкой нарушены права или охраняемые законом интересы участника и целью предъявленного иска является восстановление этих прав и интересов, и что отсутствие решения компетентного органа управления общества об одобрении крупной сделки не является безусловным основанием для признания такой сделки недействительной.
Участник Общества с ограниченной ответственностью вправе оспорить крупную сделку, совершенную с нарушением порядка ее одобрения, только если он обладает статусом участника на момент рассмотрения спора по существу в суде первой инстанции.
 
Дело № А57-7635/2011
В арбитражный суд обратился Учредитель ООО «Комплекс» Абубекиров Рушан Нарымович с исковым заявлением к Обществу с ограниченной ответственностью «Аметист» о признании недействительным договора уступки права требования долга от 02.08.2010 года, заключенного между ООО «Комплекс» и ООО «Аметист».
Рассмотрев материалы дела, суд установил, что 02.08.2010 года между Обществом с ограниченной ответственностью «Аметист» и Обществом с ограниченной ответственностью «Комплекс» был заключен договор уступки права требования долга.
В соответствии с п. 1.1. Договора, к ООО «Комплекс» перешло право требования долга по договору купли-продажи от 22.03.2008 года.
Согласно п. 1.2. Договора, сумма уступаемого права требования составляет 23 000 000 рублей.
Пункт 2.2 Договора предусматривает, что сумма оплаты за уступаемое право требования составляет 20 000 000 рублей.
Абубекиров Рушан Нарымович являясь учредителем Общества с ограниченной ответственностью «Комплекс», обратился в суд с настоящим иском, указывая на то, что оспариваемая сделка является крупной, в связи с чем, в соответствии со статьями 33, 39, 46 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» решение вопроса об одобрении крупной сделки относится к компетенции единственного участника Общества.
Согласно материалам дела, 31 мая 2011 года истец обратился с иском о признании недействительной крупной сделки от 02.08.2010 года, заключенной между ООО «Комплекс» и ООО «Аметист».
Однако, из представленных Инспекцией Федеральной налоговой службы по Октябрьскому району город Саратова материалов регистрационного дела Общества с ограниченной ответственностью «Комплекс» следует, что 13.05.2011 года Абубекировым Рушаном Нарымовичем в налоговый орган было подано заявление № 977 об изменении сведений об участниках Общества (т. 3 л.д. 5),  Абубекиров Р.Н. просит внести сведения о прекращении права на долю у Абубекирова Рушана Нарымовича и возникновении права на долю у Иванова Олега Васильевича (т. 3 л.д. 6-15).
В соответствии с Выпиской из Единого государственного реестра юридических лиц от 20.05.2011 года (т. 3, л.д. 3) единственным участником общества с ограниченной ответственностью «Комплекс» является Иванов Олег Васильевич.
Таким образом, на момент подачи иска, т.е. на 31.05.2011 года, истец - Абубекиров Рушан Нарымович уже не являлся участником Общества с ограниченной ответственностью "Комплекс", следовательно, не вправе требовать признания крупной сделки, совершенной Обществом, недействительной.
Согласно части 1 статьи 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, лишь заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов в порядке, установленном настоящим Кодексом.
Таким образом, реализация права на предъявление иска возможна в том случае, если оспариваемой сделкой нарушены права и законные интересы участника общества и целью предъявленного иска является восстановление названных прав и интересов.
Поскольку в настоящее время истец не является участником Общества с ограниченной ответственностью "Комплекс», у него отсутствует интерес в оспаривании договора от 02.08.2011 года.
Решением арбитражного суда от 28.09.2011 истцу отказано в удовлетворении исковых требований.
Решение суда вступило в законную силу и не обжаловалось.
 
Если решение общего собрания участников Обществ с ограниченной ответственностью об одобрении крупной сделки признано не имеющим юридической силы, то это влечет недействительность такой сделки.
Суд исходит из положений п. 24 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации  N90/14 от 09.12.1999 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью", согласно которым, если стороны, участвующие в рассматриваемом судом споре, ссылаются в обоснование своих требований или возражений по иску на решение общего собрания участников общества, однако судом установлено, что данное решение принято с существенными нарушениями закона или иных правовых актов (с нарушением компетенции этого органа, при отсутствии кворума и т.д.), суд должен исходить из того, что такое решение не имеет юридической силы (в целом или в соответствующей части) независимо от того, было оно оспорено кем-либо из участников общества или нет, и разрешить спор, руководствуясь нормами закона.
Оспорить крупную для Общества с ограниченной ответственностью сделку как совершенную с нарушением порядка ее одобрения можно, только если возникли (могут возникнуть) неблагоприятные последствия для общества или его участника и совершение сделки нарушает права и законные интересы участника общества.
Суды исходят из того, что в соответствии с п. 5 ст. 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью крупная сделка, совершенная обществом, является оспоримой, то есть может быть признана недействительной по иску общества или его участника. Учитывая положения данной нормы, суды считают, что оспорить крупную для общества сделку как совершенную с нарушением порядка ее одобрения можно, только если совершение такой сделки нарушает права и интересы заинтересованного лица и целью признания сделки недействительной является восстановление этих прав.
 
Дело № А57-10147/2012
В арбитражный суд обратился Орешин С.А. в Арбитражный суд Саратовской области с исковым заявлением о признании недействительным договора замены стороны в обязательстве от 04.07.2011 года по договору аренды земельного участка с кадастровым номером 64:48:020331:20, общей площадью 10 346 кв.м., расположенного по адресу: г. Саратов, Ново-Астраханское шоссе, район стадиона «Торпедо» в Заводском районе, заключенного между ООО «Нарцисс» и ООО «ТехАС».
Копией регистрационного дела Общества подтверждается, что учредителями ООО «Нарцисс» являлись: ООО «Терминал» с размером доли в уставном капитале Общества - 6000 руб. (60 %) и Орешин Сергей Александрович с размером доли в уставном капитале Общества - 4000 руб. (40 %).
   Решением общего собрания учредителей ООО «Нарцисс» от 01.06.2010 года полномочия единоличного исполнительного органа Общества были переданы Управляющей организации – ООО «Терминал» в лице директора – Новикова Г.В.
12.04.2011 года общим собранием учредителей ООО «Нарцисс» в связи с выходом из состава учредителей ООО «Нарцисс» - ООО «Терминал» и передачи доли в размере 60 % уставного капитала Обществу было принято решение о признании утратившим силу учредительного договора ООО «Нарцисс» и договора управления от 01.07.2010 года о передачи полномочий единоличного исполнительного органа ОбществаУправляющей организации – ООО «Терминал». Кроме того, протоколом № 1 общего собрания учредителей ООО «Нарцисс» от 12.04.2011 года подтверждается передача доли Общества в размере 60 % уставного капитала Орешину С.А. При этом, на должность директора ООО «Нарцисс» был назначен Новиков Г.В.
   Решением № 1 единственного участника ООО «Нарцисс» от 05.07.2011 года - Орешина С.А., в связи с ненадлежащим исполнением возложенных трудовых обязанностей директора, освобожден от занимаемой должности директора ООО «Нарцисс» - Новиков Г.В. и на данную должность назначен Орешин С.А.
   В связи с проверкой финансовой документации Общества истцом было выявлено, что 04.07.2011 года между ООО «Нарцисс», в лице управляющего Новикова Г.В. и ООО «ТехАС» в лице директора Першина С.Н. был заключен Договор замены стороны в обязательстве по договору аренды земельного участка № 994 от 04.11.1997 года с кадастровым номером 64:48:020331:20, общей площадью 10 346 кв.м., расположенного по адресу: г. Саратов, Ново-Астраханское шоссе, район стадиона «Торпедо» в Заводском районе.
            Полагая, что договор замены стороны в обязательстве от 04.07.2011 года заключен с нарушением требований, предусмотренных ст. 46 Федерального закона РФ от 08.02.1998 года №14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», истец обратился в суд с настоящим иском.
В обоснование заявленных требований в материалы дела представлен отчет № 0073/1-2011 от 11.02.2011 года Оценочной компании ООО «Сервис-Риэлт» по определению рыночной стоимости права аренды земельного участка (кадастровый номер 64:48:020331:20), общей площадью 10 346 кв.м., расположенного по адресу: г. Саратов, Ново-Астраханское шоссе, район стадиона «Торпедо», в котором отражена итоговая величина рыночной стоимости права аренды спорным земельным участком в размере 867 000 руб. без НДС
            Как видно из представленного в материалы дела бухгалтерского отчета ООО «Нарцисс» за 6 месяцев 2011 года, балансовая стоимость имущества (активов) Общества составляла 10000 руб. Величина рыночной стоимости права аренды спорным земельным участком составляет 867 000 руб. без НДС.
Пункт 2 Договора замены стороны в обязательстве от 04.07.2011 года предусматривает, что за передаваемое право аренды земельным участком с кадастровым номером 64:48:020331:20, общей площадью 10 346 кв.м., расположенного по адресу: г. Саратов, Ново-Астраханское шоссе, район стадиона «Торпедо» в Заводском районе, Принимающая сторона уплатила Передающей стороне денежную сумму в размере 1000 руб.
            При этом, согласно отчета № 0073/1-2011 от 11.02.2011 года Оценочной компании ООО «Сервис-Риэлт» по определению рыночной стоимости права аренды земельного участка (кадастровый номер 64:48:020331:20), общей площадью 10 346 кв.м., расположенного по адресу: г. Саратов, Ново-Астраханское шоссе, район стадиона «Торпедо», итоговая величина рыночной стоимости права аренды спорным земельным участком составляет 867 000 руб. без НДС.
            Таким образом, цена, установленная за передаваемое право аренды по договору от 04.07.2011 года, значительно ниже его рыночной стоимости.
            Суд пришел к выводу, что генеральный директор ООО «Нарцисс» Новиков Г.В. осуществил передачу права аренды земельным участком по заниженной цене, то есть явно на невыгодных для общества условиях, что свидетельтсвует об убыточности сделки для Общества и таким образом, нарушении прав и законных интересов истца, являющегося на момент её совершения единственным участником ООО «Нарцисс».
Как установлено судом, указанная сделка нарушает права истца как единственного участника Общества, заключена в ущерб его интересов и интересов самого Общества, лишившегося значительной части основных средств.
            Решением арбитражного суда от 20.07.2012г. заявленные требования истца удовлетворены.
            Решение суда вступило в законную силу и не обжаловалось.
 
В соответствии с п. 5 ст. 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью крупная сделка, совершенная с нарушением предусмотренных настоящей статьей требований к ней, может быть признана недействительной по иску общества или его участника. Суд отказывает в удовлетворении требований о признании недействительной крупной сделки, совершенной с нарушением предусмотренных настоящей статьей требований к ней, при наличии одного из следующих обстоятельств:
- голосование участника общества, обратившегося с иском о признании недействительной крупной сделки, решение об одобрении которой принимается общим собранием участников общества, даже если бы он и принимал участие в голосовании по этому вопросу, не могло повлиять на результаты голосования;
- не доказано, что совершение данной сделки повлекло или может повлечь за собой причинение убытков обществу или участнику общества, обратившемуся с соответствующим иском, либо возникновение иных неблагоприятных последствий для них;
- к моменту рассмотрения дела в суде представлены доказательства последующего одобрения данной сделки по правилам, предусмотренным Законом об обществах с ограниченной ответственностью;
- при рассмотрении дела в суде доказано, что другая сторона по данной сделке не знала и не должна была знать о ее совершении с нарушением предусмотренных ст. 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью требований к ней.
Если участники общества не высказали возражений против заключения крупной для общества сделки, а также единогласно приняли решение о заключении сделок во исполнение такой сделки, то крупная сделка считается одобренной.
Суд исходит из того, что, поскольку законодательство не устанавливает определенных требований к форме одобрения крупной сделки, принятие решения о совершении сделок во исполнение крупной для общества сделки, а также отсутствие возражений против совершения такой крупной сделки со стороны участников общества признается одобрением крупной сделки.
Согласно Информационному письму Президиума Высшего Арбитражного Суда  Российской Федерации от 13.03.2001 N62 "Обзор практики разрешения споров, связанных с заключением хозяйственными обществами крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность", если акционерное общество имеет единственного акционера, владеющего 100 процентами его акций, то для заключения обществом (генеральным директором) крупной сделки достаточно письменного согласия этого акционера на ее совершение..."
Федеральный закон от 08.02.1998 N14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (далее - Закон об обществах с ограниченной ответственностью) ставит заключение крупных для общества сделок в зависимость от одобрения общим собранием участников или советом директоров (наблюдательным советом), если такой орган сформирован в обществе. Это связано с необходимостью обеспечить защиту интересов участников и самого общества, исключив возможность нанесения обществу ущерба при приобретении или отчуждении обществом имущества значительной стоимости.
Однако следует отметить, что согласно п. 6 ст. 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью уставом общества может быть предусмотрено, что для совершения крупной сделки не требуется решение общего собрания участников или совета директоров (наблюдательного совета).
Необходимо обратить внимание, что согласно п. 9 ст. 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью положения указанного Закона о совершении обществом крупных сделок не применяются:
1) к обществам, состоящим из одного участника, который одновременно осуществляет функции единоличного исполнительного органа данного общества;
2) к отношениям, возникающим при переходе к обществу доли или части доли в его уставном капитале в случаях, предусмотренных настоящим Законом;
3) к отношениям, возникающим при переходе прав на имущество в процессе реорганизации общества, в том числе договорам о слиянии и договорам о присоединении.
Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации N90, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N14 от 09.12.1999 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью", сделка, в совершении которой имеется заинтересованность, или крупная сделка, заключенная от имени общества генеральным директором (директором) или уполномоченным им лицом с нарушением требований, предусмотренных соответственно статьями 45 и 46 Закона, является оспоримой и может быть признана судом недействительной по иску общества или его участника. Если к моменту рассмотрения такого иска общим собранием участников, а в соответствующих случаях советом директоров (наблюдательным советом) общества будет принято решение об одобрении сделки, иск о признании ее недействительной не подлежит удовлетворению..."
Статья 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью устанавливает порядок одобрения крупных сделок. В соответствии с новой редакцией п. 5 указанной статьи законодатель фактически допускает последующее одобрение крупной сделки, совершенной обществом с ограниченной ответственностью, поскольку предусматривает, что суд отказывает в удовлетворении требований о признании крупной сделки недействительной, если к моменту рассмотрения дела в суде доказано, что такая сделка была одобрена в установленном порядке.
Для квалификации сделки общества с ограниченной ответственностью в качестве крупной во внимание принимается не рыночная стоимость отчуждаемого имущества, а его стоимость, определяемая на основании данных бухгалтерской отчетности.
Суд исходит из следующего: отчуждение имущества общества по рыночной цене противоречит п. 2 ст. 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью, так как данная норма предусматривает, что стоимость отчуждаемого имущества определяется на основании данных бухгалтерской отчетности общества.
При решении вопроса об отнесении сделки обществ с ограниченной ответственностью к крупной стоимость отчуждаемого имущества необходимо определять исходя из его балансовой стоимости, а не по цене сделки. Для признания сделки общества с ограниченной ответственностью крупной в случае отчуждения или возможности отчуждения имущества со стоимостью имущества общества сопоставляется стоимость отчуждаемого имущества, определенная на основании данных бухгалтерского учета, а при приобретении имущества - цена его предложения (п. 2 ст. 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью.
Для решения вопроса об отнесении сделки к крупной балансовая стоимость активов общества определяется по данным бухгалтерской отчетности на последний календарный день месяца, предшествующего месяцу совершения такой сделки.
Суд исходит из положения п. 3 ст. 14 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ (ред. от 30.06.2003) "О бухгалтерском учете", согласно которому месячная и квартальная отчетность является промежуточной и составляется нарастающим итогом с начала отчетного года.
При определении балансовой стоимости активов общества на дату принятия решения о совершении крупной сделки учитывается сумма активов по последнему утвержденному балансу общества без уменьшения ее на сумму долгов (обязательств) согласно пункту 3 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.03.2001 N62 "Обзор практики разрешения споров, связанных с заключением хозяйственными обществами крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность".
Одним из критериев определения крупности сделки, совершаемой обществом с ограниченной ответственностью, является ее размер.
Статьей 46 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" предусмотрено, что крупными считаются сделки (в том числе заем, кредит, залог, поручительство) или несколько взаимосвязанных сделок, связанных с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения обществом прямо либо косвенно имущества, стоимость которого составляет 25 и более процентов стоимости имущества общества, определенной на основании данных бухгалтерской отчетности за последний отчетный период, предшествующий дню принятия решения о совершении таких сделок, если уставом общества не предусмотрен более высокий размер крупной сделки. Исключения согласно указанной норме составляют сделки, совершаемые в процессе обычной хозяйственной деятельности общества.
При этом в случае отчуждения или возможности отчуждения имущества обществом стоимость такого имущества определяется на основании данных бухгалтерского учета, а стоимость приобретаемого имущества - на основании цены предложения.
            При рассмотрении споров о признании недействительными крупных сделок, сделок с заинтересованностью и применении последствий недействительности этих сделок необходимо обращать внимание на следующие моменты:
·                                 порядок одобрения крупной сделки;
·                                 показатели бухгалтерской отчетности, необходимые для квалификации сделки в качестве крупной;
·                                 на правовую квалификацию сделки совершаемой в процессе обычной хозяйственной деятельности;
·                                 доказательства представляемые акционером для оспаривания сделки и др
            В пункте 31 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.11.2003 № 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах» разъяснено, что суд, решая вопрос о том, подлежит ли данная сделка отнесению к крупной, определяет ее сумму (размер) исходя из стоимости приобретаемого или отчуждаемого имущества (передаваемого в залог, вносимого в качестве вклада в уставный капитал и т.п.) без учета дополнительных начислений (неустоек, штрафов, пеней), требования об уплате которых могут быть предъявлены к соответствующей стороне в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств. В случае отчуждения или возникновения возможности отчуждения имущества с балансовой стоимостью активов общества сопоставляется стоимость такого имущества, определенная по данным бухгалтерского учета, а в случае приобретения имущества – цена его приобретения.
            Следующим моментом, заслуживающим внимания, является тот факт, что Федеральный закон «Об акционерных обществах» не устанавливает критериев, в соответствии с которыми сделки могут быть квалифицированы как совершаемые в процессе обычной хозяйственной деятельности. В пункте 30 вышеназванного постановления разъяснено, что к сделкам, совершаемым в процессе обычной хозяйственной деятельности, могут относиться, в частности, сделки по приобретению обществом сырья и материалов, необходимых для осуществления производственно-хозяйственной деятельности, реализации готовой продукции, получению кредитов для оплаты текущих операций (например, на приобретение оптовых партий товаров для последующей реализации их путем розничной продажи).
            Правовая квалификация сделки как совершаемой в процессе обычной хозяйственной деятельности производится применительно к фактической деятельности конкретного общества. Положения устава общества также могут быть приняты во внимание (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.11. 2006 № 9148/06).
            В этой связи, с целью исследования вопроса о заключении оспариваемого договора в процессе обычной хозяйственной деятельности общества либо для исключения указанного обстоятельства, необходимо выяснить, имела ли оспариваемая сделка направленность на обеспечение существующего производственного процесса либо была заключена для его расширения (постановление ФАС ПО от 18.01.2010 по делу № А55-1337/2009).
            Таким образом, в процессе рассмотрения дел суд должен сделать вывод, что для того, чтобы отнести договор к сделке, совершаемой в процессе обычной хозяйственной деятельности, суду необходимо установить связь между предметом сделки, целью ее заключения и производственно-хозяйственной деятельностью конкретного юридического лица (постановление ФАС ПО от 09.09. 2010 по делу № А49-2900/2009).
            Что касается вопроса применения показателей бухгалтерской отчетности необходимых для квалификации сделки в качестве крупной, то необходимо руководствоваться пунктом 1 статьи 46 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», разъяснениями, изложенными в пунктах 2 и 3 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.03. 2001 № 62 «Обзор практики разрешения споров, связанных с заключением хозяйственными обществами крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность», пунктом 37 Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации, утвержденных приказом Министерства финансов Российской Федерации от 29.07.1998 № 34н, пунктом 3 статьи 14 Федерального закона от 21.11.1996 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете», где сделан вывод, что балансовую стоимость отчуждаемого имущества и общую стоимость активов (имущества) общества необходимо определять по данным бухгалтерской отчетности на последний календарный день месяца, предшествовавшего месяцу заключения сделки...».
Для решения вопроса об отнесении сделки общества, применяющего упрощенную систему налогообложения, к крупной стоимость отчуждаемого имущества необходимо определять на основании данных бухгалтерской отчетности.
Данная позиция обосновывается тем, что ст. 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью не предусматривает каких-либо исключений в отношении порядка отнесения сделки к крупным для обществ, которые находятся на упрощенной системе налогообложения. А применение упрощенной системы налогообложения не освобождает общество от составления бухгалтерской отчетности в установленной законом форме в целях обеспечения информационной открытости и возможности реализации участниками своих прав, в том числе права на получение информации о крупном характере сделки.
 
В результате проведенного анализа судебной практики рассмотрения споров об оспаривании сделок, совершенных обществами с ограниченной ответственностью, с признаками крупных сделок и сделок с заинтересованностью можно сделать вывод о единообразии применения норм права при рассмотрении данной категории споров судьями Арбитражного суда Саратовской области. Практика рассмотрения дел данной категории Арбитражным судом Саратовской области соответствует сложившейся судебной практике судов вышестоящих инстанций, в том числе, правовым позициям Высшего Арбитражного Суда  Российской Федерации.
 
 
 
 
Обобщение подготовлено судьей Бобуновой Е.В.